Новости модных домов: / Alaia в Dior?


Буквально вчера вспоминала великого Джона Гальяно, хотя в последнее время его имя чаще употребляют с прилагательным опальный. Я искренне желаю ему удачи. Ведь чем выше ты поднимаешься, тем больнее падать. Да-да вся эта банальщина. Я даже назвала кота в его честь. А сегодня, в связи с последними новостями появившимися в Сети, я подумала, что надо бы завести ещё кота и назвать его Аззедин Алайа. Ведь именно ему предложили занять место креативного директора модного дома Dior. И если вы подумали, что вакантное место креативного директора наконец-то перестало быть вакантным, не спешите с выводами!
Алайа, к своей чести, от предложения отказался, отметив, что то, что произошло с Гальяно – «грустная история», и он не хочет становиться «частью следующей главы». 
Его можно, даже нужно понять! Только, что это? Дизайнерская солидарность или просто нежелание быть замешанным в истории с антисемитским наклоном?
А пока знатоки модной индустрии гадают, как можно от такого отказаться, я не то радуюсь, не то грущу. Конечно если бы Алайа занял пост креативного директора — это была бы новая глава истории модного Дома, в только представьте знаменитый стиль Алайа. в сочетании с шиком Dior! Однако, как быть с фирменным стилем великого дизайнера в чистом виде. Стало бы это великим соитием, или просто поглощением?

Реклама

Новости модных домов: / Alaia в Dior?


Буквально вчера вспоминала великого Джона Гальяно, хотя в последнее время его имя чаще употребляют с прилагательным опальный. Я искренне желаю ему удачи. Ведь чем выше ты поднимаешься, тем больнее падать. Да-да вся эта банальщина. Я даже назвала кота в его честь. А сегодня, в связи с последними новостями появившимися в Сети, я подумала, что надо бы завести ещё кота и назвать его Аззедин Алайа. Ведь именно ему предложили занять место креативного директора модного дома Dior. И если вы подумали, что вакантное место креативного директора наконец-то перестало быть вакантным, не спешите с выводами!
Алайа, к своей чести, от предложения отказался, отметив, что то, что произошло с Гальяно – «грустная история», и он не хочет становиться «частью следующей главы». 
Его можно, даже нужно понять! Только, что это? Дизайнерская солидарность или просто нежелание быть замешанным в истории с антисемитским наклоном?
А пока знатоки модной индустрии гадают, как можно от такого отказаться, я не то радуюсь, не то грущу. Конечно если бы Алайа занял пост креативного директора — это была бы новая глава истории модного Дома, в только представьте знаменитый стиль Алайа. в сочетании с шиком Dior! Однако, как быть с фирменным стилем великого дизайнера в чистом виде. Стало бы это великим соитием, или просто поглощением?