IRFE. Back to roots!

Говорят, что мы обращаемся к нашим корням, в самых крайних обстоятельствах. Только тогда, когда наступают тяжелые времена. Вы заметили, что мы переживаем времена великих возвращений к корням? Но где та самая точка отсчёта, когда мы начали вспоминать кто мы и откуда? Возможно это началось в лихие девяностые, когда улицам стали возвращать их исторические названия и Проспект Карла Марса вновь стал Охотным рядом, или когда детей стали называть старо-славянскими именами Дементий, Устин, Пелагея или Стефания. Или когда ЦУМ отреставрировали и вернули ему звание центрального универсального магазина, с новым брендовым содержанием. А потом родилось всеобщее желание познать своё генеалогическое древо и тайну фамилии.  Кинематограф среагировал молниеносно, как ему и полагается, и стали появляться фильмы и сериалы начиная от «Романовы венценосная семья«и «Адмирал» до «Бедная Настя» и «Институт благородных девиц«. 
Что касается моды за обращение к корням у нас отвечали такие мэтры как Вячеслав Зайцев с его исконно русским мотивом в создании костюма. Многие несведущие люди говорили, что у нас нет никаких модных корней кроме кокошника и что возвращаться нам по сути некуда, только в красный сарафан. Это величайшая модная безграмотность! 
Новость которой я сегодня хочу с вами поделиться напрямую связана с нашими великими корнями в индустрии моды. 
Вчера состоялось открытие корнера Irfe в ЦУМе. Воспользовавшись Интернетом и прочитав многочисленные новости на модных порталах, вы узнаете, что Irfe появился в Париже в 1924 году, но связан с Россией: имя бренда состоит из инициалов основателей — Ирины Романовой и князя Феликса Юсупова. Более грамотные в истории моды люди знают, что дом в котором манекенщицами работали русские княгини и графини имел шумный успех, отличался изяществом кроя и изысканностью ручной работы, разорился всего через семь лет существования, потому что у графа Юсупова не было «коммерческой жилки». Но давайте выясним как вообще русский граф и его жена смогли открыть свой модный дом в Париже.
Феликс и Ирина Юсуповы
Начало.
Наше великое модное прошлое началось в эмиграции. В 19010 -1920 переживала бум на женский труд. после веков бесправия квалифицированный женский труд стал востребованным. Связанно это было с колоссальными потерями стран участниц Первой мировой войны. В России ситуация осложнялась Гражданской войной и террором большевиков. Спасая себя и свою жизнь около десяти миллионов россиян всех сословий покинули нашу страну. Особенно притягательной для эмиграции была Франция. Царская Россия была союзницей Франции в Первой мировой войне. Французике граждане работали в русских домах в качестве гувернанток, и между странами были радушные отношения. Вспомним, что французский язык был обязательным в аристократических русских семьях. все выпускники гимназий владели французским и их охотно принимали на работу во франции, как дешевую рабочую силу из России. В годы после окончания Первой Мировой войны модный бизнес Парижа начал расправлять крылья. американцы вновь потянулись за одеждой от-кутюр, французский франк обесценился и доллары имели очень высокий курс. Новые дома мод появлялись как грибы после дождя . все искали оригинального, свежего, экзотичного.  Именно такой послевоенной экзотикой стали русские модные дома , которые внезапно открылись в Париже 1920-х годов. их хозяйками стали энергичные и одарённые дамы из первой волны эмиграции, часто знавшие секреты высокой моды так как сами являлись клиентками модных домов Парижа. Аристократки и представительницы древнейших родов России обладали навыками рукоделия и враждённым вкусом. Главными русскими модными домами в Париже стали  «Китмир», основанный кузиной императора Николая II великой княгиней марией Павловной. Дом моды «Тао» был основан княжнами Трубецкой и Оболенской совместно с госпожой Анненковой. Дом моды «Поль Каре» владелицей которого являлась княжна Лобановой-Ростовской. Дом моды «Андриас» баронессы Кассандры Аккурти. И, конечно же, модный дом «Ирфе» — дом княжеской четы самых богатых людей России Ирины и Феликса Юсуповых. 

Рассвет 
Идея открытия собственного дома моды возникла у Юсупова по возращению из Соединенных Штатов, куда он ездил с супругой в 1924 году. Дело “Ирфе” было начато более чем скромно. Объединившись с группой русских друзей, Юсуповы сняли помещение на рю Облигадо — часть квартиры одной русской художницы, где были расскроены и сшиты первые модели. Начиная с 1925 года практически весь персонал дома состоял из русских эмигрантов. Однако никто из сотрудниц и сотрудников, как признавал сам князь Юсупов, не имел никакого представления об организации и работе модного предприятия. Дела шли успешно, что позволило Юсуповым открыть новый магазин в Париже близ Пляс де ла Мадлен, а затем были открыты еще три филиала – в Лондоне, Берлине и в Туке, известном курортном местечке в Нормандии. В 1926 г. дом ИРФЕ совместно с мастерской по вышивке Kitmir стал предлагать изящные вечерние платья. Модели демонстрировали туалеты из крепсатина, вышитые бисером, платья декорировались драпировкой и причудливыми многослойными валиками.
Журнал “Vogue ” в 1926 представляет платья “Летучая мышь” очень оригинального кроя и “Кувшинки”, напоминавшие по форме русскую рубаху. 
Реклама дома «ИРФЕ» в Vogue 1926 год

Благодаря успеху “Ирфе” князь Юсупов стал получать различные заманчивые предложения в других сферах деятельности.Открыл магазин юуповского фарфора, принял участие в оформлении трех парижских ресторанов. 

Дом моды ИРФЕ прославился не только вечерними туалетами. Восторженные отклики прессы также получала и практичная, спортивная одежда. Ввсё в том же  1926 г. ИРФЕ разработал собственную линию парфюмерии. По примеру Chanel Феликс и Ирина Юсуповы назвали свои духи IRFE и предложили всего три аромата – один для блондинок, другой для брюнеток и третий для рыжеволосых. Феликс и Ирина принимали участие в разработке духов, все варианты которых отличались ярко выраженным, пряным восточным запахом. Греческая принцесса Маргарет создала рекламный дизайн духов, которые продавались во флаконе четырехугольной формы с граненой черной крышечкой. Когда же было принято решение о закрытии дома моды ИРФЕ и его филиалов, легендарные духи еще некоторое время продолжали продаваться.
Эскизы спортивного костюма и платья ИРФЕ
Реклама парфюма IRFE в Vogue 1928 год.
Закат.
В 1927 году были изданы воспоминания князя Юсупова “Конец Распутина”. После чего была опубликована клеветническая статья. Хоть она была и заказная, но дела модного дома пошли далеко не блестяще. Сам Феликс был занят раутами, выставками и светской жизнью, а без серьезного ежедневного руководства подобные предприятия обречены на неудачу. Терпя потери в доме “Ирфе”, князь предпринял отчаянную попытку объединить русские дома “Ирфе” и “Итеб”. В 1929 году разразился финансовый кризис на Уолл-стрит, который принес новые убытки Юсуповым и отразился на состоятельных американских клиентах их дома моды. Дела пошли столь плохо, что парижские банки отказались выдавать кредиты князю Юсупову. Русский дом ИРФЕ просуществовал в Париже семь лет.
Становится понятно, что это великое наследие русской моды, хоть и существовавшей в Париже. 

Возрождение.
Естественно узнав об возрождении «ИРФЕ» главным вопросом стало: «Кто?»  И ответ на этот вопрос один! Только один без всяческих интерпретаций.
В 2006 году спустя 80 лет после закрытие модного дома 26-ти летняя Белорусская модель Ольга Сорокина вместе с одним знакомым парижским аристократов, вооружились пером, специальной бумагой и написали внучке и наследнице князя Ксении Шереметьевой — Сфири и неожиданно Ольга получила благословение на возрождение дома. Вскоре в Париже был открыт первый Show — room  бренда Irfe. Открыв его в доме 4 по улице Фобур Сент-Оноре. Ольга привнесла в обновленный дом свое видение моды, свое понимание и собственный стиль, сохранив дух и творческий подход предков. 
Ксения Шереметьева — Сфири
Сама же Ольга Сорокина родилась в Витебске. В возрасте 18 лет сбежала в Москву. За каких-то два года успела поработать на показах в Москве, Нью-Йорке, Милане. А осенью 2005-го стала самой востребованной моделью сезона и победительницей конкурса Fashion TV First Face Model Awards, проходившего во время Российской недели моды. Никакого фамильного родства между Ольгой и Юсуповыми нет. 
 Ольга Сорокина
Сейчас  Irfe представлен  в 85 магазинах в 23 странах мира. По случаю открытия корнера гостям вечера представится возможность увидеть исторические документы, фотографии, книги и журналы 1920-30-х годов в рамках выставки, проходящей в корнере IRFE с 16 марта по 18 апреля 2011 года.
Корнер Irfe в ЦУМе

ФОТОГРАФИИ, ВИДЕО С ОТКРЫТИЯ в ЦУМе И КОЛЛЕКЦИЯ IRFE S/S 2011, F/W 2011-2012:

Открытие корнера Irfe ЦУМ 16 марта 2011.
Интерьер бутика Irfe в ЦУМе
Платье и сумочка Irfe
Витрина Irfe 
Аксессуары Irfe
Ольга Сорокина (Irfe) и антон Севидов (Tesla boy)
Ольга Сорокина и Мирослава Дума с подругой
Ольга Сорокина и Надежда Оболенцева
Ольга Сорокина и Андрей Фомин

http://www.vogue.ru/voguetv/toblog.php?id=223425

Collection Spring/Summer 2011 Irfe



Collection Fall/Winter 2011-2012 Irfe



При создании этого поста были использованы материалы книг А. Васильева «Красота в Изгнании» и «Этюды о моде и стиле», а так же материалы с сайта http://marina-dederer.livejournal.com.
Реклама

IRFE. Back to roots!

Говорят, что мы обращаемся к нашим корням, в самых крайних обстоятельствах. Только тогда, когда наступают тяжелые времена. Вы заметили, что мы переживаем времена великих возвращений к корням? Но где та самая точка отсчёта, когда мы начали вспоминать кто мы и откуда? Возможно это началось в лихие девяностые, когда улицам стали возвращать их исторические названия и Проспект Карла Марса вновь стал Охотным рядом, или когда детей стали называть старо-славянскими именами Дементий, Устин, Пелагея или Стефания. Или когда ЦУМ отреставрировали и вернули ему звание центрального универсального магазина, с новым брендовым содержанием. А потом родилось всеобщее желание познать своё генеалогическое древо и тайну фамилии.  Кинематограф среагировал молниеносно, как ему и полагается, и стали появляться фильмы и сериалы начиная от «Романовы венценосная семья«и «Адмирал» до «Бедная Настя» и «Институт благородных девиц«. 
Что касается моды за обращение к корням у нас отвечали такие мэтры как Вячеслав Зайцев с его исконно русским мотивом в создании костюма. Многие несведущие люди говорили, что у нас нет никаких модных корней кроме кокошника и что возвращаться нам по сути некуда, только в красный сарафан. Это величайшая модная безграмотность! 
Новость которой я сегодня хочу с вами поделиться напрямую связана с нашими великими корнями в индустрии моды. 
Вчера состоялось открытие корнера Irfe в ЦУМе. Воспользовавшись Интернетом и прочитав многочисленные новости на модных порталах, вы узнаете, что Irfe появился в Париже в 1924 году, но связан с Россией: имя бренда состоит из инициалов основателей — Ирины Романовой и князя Феликса Юсупова. Более грамотные в истории моды люди знают, что дом в котором манекенщицами работали русские княгини и графини имел шумный успех, отличался изяществом кроя и изысканностью ручной работы, разорился всего через семь лет существования, потому что у графа Юсупова не было «коммерческой жилки». Но давайте выясним как вообще русский граф и его жена смогли открыть свой модный дом в Париже.
Феликс и Ирина Юсуповы
Начало.
Наше великое модное прошлое началось в эмиграции. В 19010 -1920 переживала бум на женский труд. после веков бесправия квалифицированный женский труд стал востребованным. Связанно это было с колоссальными потерями стран участниц Первой мировой войны. В России ситуация осложнялась Гражданской войной и террором большевиков. Спасая себя и свою жизнь около десяти миллионов россиян всех сословий покинули нашу страну. Особенно притягательной для эмиграции была Франция. Царская Россия была союзницей Франции в Первой мировой войне. Французике граждане работали в русских домах в качестве гувернанток, и между странами были радушные отношения. Вспомним, что французский язык был обязательным в аристократических русских семьях. все выпускники гимназий владели французским и их охотно принимали на работу во франции, как дешевую рабочую силу из России. В годы после окончания Первой Мировой войны модный бизнес Парижа начал расправлять крылья. американцы вновь потянулись за одеждой от-кутюр, французский франк обесценился и доллары имели очень высокий курс. Новые дома мод появлялись как грибы после дождя . все искали оригинального, свежего, экзотичного.  Именно такой послевоенной экзотикой стали русские модные дома , которые внезапно открылись в Париже 1920-х годов. их хозяйками стали энергичные и одарённые дамы из первой волны эмиграции, часто знавшие секреты высокой моды так как сами являлись клиентками модных домов Парижа. Аристократки и представительницы древнейших родов России обладали навыками рукоделия и враждённым вкусом. Главными русскими модными домами в Париже стали  «Китмир», основанный кузиной императора Николая II великой княгиней марией Павловной. Дом моды «Тао» был основан княжнами Трубецкой и Оболенской совместно с госпожой Анненковой. Дом моды «Поль Каре» владелицей которого являлась княжна Лобановой-Ростовской. Дом моды «Андриас» баронессы Кассандры Аккурти. И, конечно же, модный дом «Ирфе» — дом княжеской четы самых богатых людей России Ирины и Феликса Юсуповых. 

Рассвет 
Идея открытия собственного дома моды возникла у Юсупова по возращению из Соединенных Штатов, куда он ездил с супругой в 1924 году. Дело “Ирфе” было начато более чем скромно. Объединившись с группой русских друзей, Юсуповы сняли помещение на рю Облигадо — часть квартиры одной русской художницы, где были расскроены и сшиты первые модели. Начиная с 1925 года практически весь персонал дома состоял из русских эмигрантов. Однако никто из сотрудниц и сотрудников, как признавал сам князь Юсупов, не имел никакого представления об организации и работе модного предприятия. Дела шли успешно, что позволило Юсуповым открыть новый магазин в Париже близ Пляс де ла Мадлен, а затем были открыты еще три филиала – в Лондоне, Берлине и в Туке, известном курортном местечке в Нормандии. В 1926 г. дом ИРФЕ совместно с мастерской по вышивке Kitmir стал предлагать изящные вечерние платья. Модели демонстрировали туалеты из крепсатина, вышитые бисером, платья декорировались драпировкой и причудливыми многослойными валиками.
Журнал “Vogue ” в 1926 представляет платья “Летучая мышь” очень оригинального кроя и “Кувшинки”, напоминавшие по форме русскую рубаху. 
Реклама дома «ИРФЕ» в Vogue 1926 год

Благодаря успеху “Ирфе” князь Юсупов стал получать различные заманчивые предложения в других сферах деятельности.Открыл магазин юуповского фарфора, принял участие в оформлении трех парижских ресторанов. 

Дом моды ИРФЕ прославился не только вечерними туалетами. Восторженные отклики прессы также получала и практичная, спортивная одежда. Ввсё в том же  1926 г. ИРФЕ разработал собственную линию парфюмерии. По примеру Chanel Феликс и Ирина Юсуповы назвали свои духи IRFE и предложили всего три аромата – один для блондинок, другой для брюнеток и третий для рыжеволосых. Феликс и Ирина принимали участие в разработке духов, все варианты которых отличались ярко выраженным, пряным восточным запахом. Греческая принцесса Маргарет создала рекламный дизайн духов, которые продавались во флаконе четырехугольной формы с граненой черной крышечкой. Когда же было принято решение о закрытии дома моды ИРФЕ и его филиалов, легендарные духи еще некоторое время продолжали продаваться.
Эскизы спортивного костюма и платья ИРФЕ
Реклама парфюма IRFE в Vogue 1928 год.
Закат.
В 1927 году были изданы воспоминания князя Юсупова “Конец Распутина”. После чего была опубликована клеветническая статья. Хоть она была и заказная, но дела модного дома пошли далеко не блестяще. Сам Феликс был занят раутами, выставками и светской жизнью, а без серьезного ежедневного руководства подобные предприятия обречены на неудачу. Терпя потери в доме “Ирфе”, князь предпринял отчаянную попытку объединить русские дома “Ирфе” и “Итеб”. В 1929 году разразился финансовый кризис на Уолл-стрит, который принес новые убытки Юсуповым и отразился на состоятельных американских клиентах их дома моды. Дела пошли столь плохо, что парижские банки отказались выдавать кредиты князю Юсупову. Русский дом ИРФЕ просуществовал в Париже семь лет.
Становится понятно, что это великое наследие русской моды, хоть и существовавшей в Париже. 

Возрождение.
Естественно узнав об возрождении «ИРФЕ» главным вопросом стало: «Кто?»  И ответ на этот вопрос один! Только один без всяческих интерпретаций.
В 2006 году спустя 80 лет после закрытие модного дома 26-ти летняя Белорусская модель Ольга Сорокина вместе с одним знакомым парижским аристократов, вооружились пером, специальной бумагой и написали внучке и наследнице князя Ксении Шереметьевой — Сфири и неожиданно Ольга получила благословение на возрождение дома. Вскоре в Париже был открыт первый Show — room  бренда Irfe. Открыв его в доме 4 по улице Фобур Сент-Оноре. Ольга привнесла в обновленный дом свое видение моды, свое понимание и собственный стиль, сохранив дух и творческий подход предков. 
Ксения Шереметьева — Сфири
Сама же Ольга Сорокина родилась в Витебске. В возрасте 18 лет сбежала в Москву. За каких-то два года успела поработать на показах в Москве, Нью-Йорке, Милане. А осенью 2005-го стала самой востребованной моделью сезона и победительницей конкурса Fashion TV First Face Model Awards, проходившего во время Российской недели моды. Никакого фамильного родства между Ольгой и Юсуповыми нет. 
 Ольга Сорокина
Сейчас  Irfe представлен  в 85 магазинах в 23 странах мира. По случаю открытия корнера гостям вечера представится возможность увидеть исторические документы, фотографии, книги и журналы 1920-30-х годов в рамках выставки, проходящей в корнере IRFE с 16 марта по 18 апреля 2011 года.
Корнер Irfe в ЦУМе

ФОТОГРАФИИ, ВИДЕО С ОТКРЫТИЯ в ЦУМе И КОЛЛЕКЦИЯ IRFE S/S 2011, F/W 2011-2012:

Открытие корнера Irfe ЦУМ 16 марта 2011.
Интерьер бутика Irfe в ЦУМе
Платье и сумочка Irfe
Витрина Irfe 
Аксессуары Irfe
Ольга Сорокина (Irfe) и антон Севидов (Tesla boy)
Ольга Сорокина и Мирослава Дума с подругой
Ольга Сорокина и Надежда Оболенцева
Ольга Сорокина и Андрей Фомин

http://www.vogue.ru/voguetv/toblog.php?id=223425

Collection Spring/Summer 2011 Irfe



Collection Fall/Winter 2011-2012 Irfe



При создании этого поста были использованы материалы книг А. Васильева «Красота в Изгнании» и «Этюды о моде и стиле», а так же материалы с сайта http://marina-dederer.livejournal.com.

Fashion is Drug! Milk is Enemy! Jeremy Scott Fall/Winter 2011 — 2012.

Очевидно, я психологически очень одинокий человек. По крайней мере, психологи объясняют так желание быть членом той или иной социальной группы. Меня так и тянет к различным субкультурам и социальным группам. Помню, несколько лен назад, я утверждала, что я ЭМО, хотя естественно никогда как ЭМО не одевалась, и признаться, никого из ЭМО лично не знаю. Некоторое время назад я решила, что я хипстер… Я думаю, что это обусловлено тем, что я не всегда сталкивалась с адекватной реакцией на моё увлечение модной индустрией. Наверно, каждый из вас, мои дорогие друзья, хоть раз слышал в свой адрес не лестное высказывание о том, что у вас «одни шмотки на уме!»  Ещё я ностальгирую по тем субкультурам которые на застала! Как наверно было бы круто быть хиппи или например, или жить во времена диско… Благо, модная индустрия даёт нам шанс выглядеть как представители субкультур и  даже почувствовать себя так. К примеру, Jeremy Scott коллекция «Candy Flip» осень-зима 2011-2012, показанная в Нью-Йорке на New York Washion Week,  Я очень довольна! Теперь я без зазрения совести смогу выглядеть как Нью Рейвер!!!

А как иначе можно выглядеть нарядившись  в вещи из коллекции, которая носит жаргонное название смеси «кислоты» и экстези? Этим показом Джереми, несомненно, подтвердил свой талант и звание провокатора модной индустрии. Он собрал в коллекции практически все знаковые вежи  рейв-культуры 90-х. Здесь и яркие искусственные меха (одетые с полосками они выглядят как пародия на Prada SS 2011), и неоновые цвета, и винил, и цветные шиньоны, стразы, блёстки… Я бы охарактеризовала эту коллекцию одной фразой: «Давай веселиться, малыш!» 

Многие, почему считают, что Jeremy Scott создаёт свои коллекции не оглядываясь на современный модные тренды. Но это не так. Я бы даже сказала, что утверждать так — это проявлять некую модную поверхностность. Ведь если присмотреться осеняя колекция посвящена но только, столь вожделенному мною Нью Рейву, но и некой интерпретацией на тему 70-х. Ведь в 90-е как и сегодня семидесятые были главенствующим временем. Использование провокационных надписей, сумасшедших принтов, двусмысленность кроя, и буйство красок — вот ключевые детали коллекции. Ирония — по сути, именно то что делает Джереми таким модно «независимым!» Обратите пристальное внимание на детали: новый неожиданный животный принт в виде шкуры коровки, сочетание метала с электро цветами, топы и бюстье, которые более чем актуальны сегодня, и логотипы супер героев! 


Особого внимания заслуживает не только одежда представленная на показе, но и макияж (make up). яркие образы созданные на показе перекликаются с основными Beauty trens SS 2011. Джереми Скотт, конечно, знает, как привнести забаву и шокирующие  элементы в моду и красоту, и этот сезон не был исключением. Юджин Сулеимен для Wella создал электрические оранжево-желтые хвостики, а Вэл Гарлэнд для M.A.C. придумала яркий неоновый макияж глаз.



Для создания ярких и незабываемых образов на показе осень- зима 2011-2012  Джереми Скотта, как обычно использовалась косметика MAC.
Вэл Гарлэнд визажист компании MAC сказала, что сегодняшний Look  — «девочки клуба в 90-ых — странный это, часть клубной сцены, и немного табу. Девочка должна выглядеть компанейской и подобной кукле.» Для make up она использовала сочетание ярких оттенков, таких как кислотный зеленый цвет и флуоресцирующе-оранжевый, а обилие накладных ресниц она описала как » маленьких пушистых монстров.»
.
Желтые тени на верхнем веке и используются как основа и сопровождаются Канарским Желтым цветом, оранжевым цветом и вишнёвым цветом, используемым как контур.  Затем, используйте Голубой Карандаш, подите им нижнее веко, чтобы сделать сильную ярко-синюю линию.  Логическим завершением макияжа станет холодный розовый оттенок губной помады.
Показ, детали, backstage, video, front row смотри  

Униформа самого Jeremy 
Андрей Пежич
Один из моих фаворитов: платье Flash!
Jeremy Scott собственной персоной 
Details:
Backstage:

 Video:



Front Row:

Kanye West
Vanessa Hudgens

Bryanboy 

Leigh Lezark

Keri Wilson, Kanye West, and Vanessa Hudgens